20.10.2010
ВАШ ДОСУГ

CHICAGO PRIME STEAKHOUSE: Рыба подождет

 

В CHICAGO НА СТРАСТНОМ МОЖНО СЪЕСТЬ НАСТОЯЩИЙ АМЕРИКАНСКИЙ СТЕЙК, ВЫПИТЬ НАСТОЯЩИЙ АМЕРИКАНСКИЙ МАРТИНИ И АБОНИМИРОВАТЬ ЛИЧНЫЙ ВИННЫЙ ШКАФ.


           Морские амбиции Москвы трещат по всем швам и, похоже, «портом семи морей» она останется разве что в беллетристике. Осень продемонстрировала сокрушительный счет не в «рыбную» пользу: на Новом Арбате заработал стейк-хаус 21Prime, Кирилл Гусев запустил более демократичный бренд BeefBar-junior, а из торгового центра «На Страстном» съехал последний магазин, чтобы уступить место пятому Starlite Diner и первому Chicago Prime Steakhouse. Diner откроется ещё только чрез пару недель, а пока – все внимание стейк-хаусу. Потому что до появления Chicago в Москве были стейк-хаусы может и более уютные и более колоритные, но таких достоверных ещё не было. Chicago Prime Steakhouse как никто из его предшественников близко подобрался первоисточнику. В его меню, к примеру, есть американская говядина «сухого вызревания» - и поскольку сам жанр стей-хауса изобретен в Соединенных Штатах, резонно предположить, что настоящий американский стейк-хаус должен работать на американском мясе. Причем именно «сухого вызревания» - dry-aging, при котором мясо теряет около 10% веса, зато приобретает более концентрированный насыщенный вкус. Говядина «влажного вызревания» - упакованная в вакуум, охлажденная и отправленная в путь через океан, - по мнению экспертов, совсем не то. А ещё название ресторана недвусмысленно намекает на то, что в его ассортименте тольк говядина высшей категории мраморности – Prime – немыслимая роскошь для большинства московских заведений. Цены, конечно, соответствующие – 3190 р. за стейк портерхаус. Но, во-первых, портерхауса весом 700 г хватает на троих, а, во-вторых, можно взять и двухсотграммовый филе-миньон за вполне адекватные 1290р.

           Chicago Prime Steakhouse развеял миф о мясе, как о сугубо мужской еде. Достаточно заглянуть часов в семь вечера, чтобы убедиться, с каким удовольствием стройные барышни разрезают румяные стейки высотой в три пальца, солят их черной гавайской вулканической солью, обмакивают куски мяса в пряный коньячно-перечный соус и отправляют в рот. А вокруг рыбной витрины, которую «Чикаго» завел из пресловутой американской толерантности, напротив – одни мужчины. Ни те, ни другие сегодня, наверно, уже и не вспомнят, что хозяин Chicago Prime Steakhouse Олег Бардеев со своими американскими партнерами открыл первый в Москве стейк-хаус – «Дядя Гиляй». За шестнадцать прошедших лет москвичи научились есть мясо с кровью, выяснили, чем рибай отличается от стриплона, и, похоже окончательно определились в своих пристрастиях: лучшая еда – это большой кусок мяса. А рыба подождет…